Yodda - новости регионов России

Заслуженный артист России Евгений Дятлов: научитесь прощать друг друга

29.12.2016, 3:39

Музей-заповедник «Александровская слобода» накануне Нового года, превращая экспозицию «Государев двор» в еще одну городскую концертную площадку, старается порадовать александровцев встречей с известными артистами и певцами. В этом году, обозначенном в России как Год кино, гостем музея уместно и символично стал актёр, певец, музыкант, заслуженный артист России Евгений Дятлов.

Евгений Дятлов хорошо знаком адептам советского рока, поскольку помимо своей группы «Аты-Баты» поучаствовал в записи одного из эпохальных альбомов группы «Аукцыон» — «Как я стал предателем». Его знают и любители «бандитских» сериалов («Бандитский Петербург», «Убойная сила», «Улицы разбитых фонарей»). Но еще большую известность он приобрел как участник телевизионных шоу-программ, в одной из которых боксировал в финальной схватке с укротителем тигров Эдгаром Запашным («Король ринга»), получал как победитель вместе с Дианой Арбениной из рук Аллы Пугачёвой «Золотую звезду» («Две звезды») и поражал жюри сценическим сходством с Михаилом Боярским, Муслимом Магомаевым и Томом Джонсом («Точь-в-точь»). Не менее известен Евгений Дятлов как трепетный исполнитель романсов, сложившихся в концертную программу, исполняемую им вместе с музыкальным коллективом «АКАДЭМ-квинтет».

В Александров этот коллектив приехал не в полном составе, а сокращенный до гитарного тандема. Помимо самого Евгения Дятлова, с ним выступил руководитель «АКАДЭМ-квинтета» Николай Криворучко — блестящий аранжировщик и автор фоновых композиций для «Радио России». Гость извинился перед слушателями за лаконизм музыкального сопровождения, но порадовал разнообразием исполненного материала. Предваряя первую песню, обозначил свое выступление как концерт актера и назвал его предновогодним концертом «Проводы 2016 года кино». Во время концерта, помимо песен из кинофильмов, исполнил и романсы, и песни известных бардов Юрия Визбора, Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого , которые стали полноценной и весомой частью отечественного кинематографа. Евгений Дятлов посетовал, что если брать кинематограф последнего десятилетия, то хватит пальцев одной руки, чтобы перечислить песни из фильмов, которые остались в душах и сердцах зрителей. Чего не скажешь о более ранних кинолентах, песни из которых «поднимали эти фильмы еще на большую высоту и придавали этим фильмам пронзительное и тонкое, нежное, человеческое звучание». И потому эти песни «живут с нами до сих пор».

Начался концерт с «Грузинской песни» («Виноградную косточку в теплую землю зарою…»), после чего артист и певец вместе со слушателями вспомнил и исполнил известные песни из кинофильмов: «Журавль по небу летит» (фильм «Бумбараш»), «Губы окаянные» (Пять вечеров«), «Ваше благородие, госпожа удача» («Белое солнце пустыни»), «Белой акации гроздья душистые» («Дни Турбиных») и другие.

Между песнями, не уходя от кинематографической линии концерта, Евгений Дятлов шутил и раскрывал закулисные тайны отечественного кино. Вспомнив советский фильм «Хитрость старого Ашира» середины 1950-х годов и заглавную в нем песню «Любимые глаза» («Только у любимой могут быть такие необыкновенные глаза…»), исполненную Рашидом Бейбутовым, рассказал, как песня, озвученная его голосом, перекочевала в фильм «Космос как предчувствие» 2005 года и была отдана другому актеру: «В фильме Алексея Учителя эту песню исполняет на танцплощадке импозантный мужчина в окружении прекрасных дам, которые аккомпанируют ему сидя и с вожделением на него смотрят. А поет мужчина моим голосом. Зависть меня снедает, и я при малейшей возможности возвращаю обратно голос изображению и хочу почувствовать себя в роли этого импозантного мужчины, тем более что сегодня столько прекрасных дам».

А после концерта артист не отказался ответить на несколько вопросов.

— Давно ли Вам приходилось бывать в музее? — Недавно. Мы были с семьей в Ереване, побывали в памятниках культуры — очень интересно! Но сегодня я под особенно большим впечатлением! Это наша россий- ская история, которая здесь приобретает очертания и понимание. Когда сюда заходишь, начинаешь это видеть. И тогда задумываешься, что здесь был ежедневный мир Ивана Грозного — и домысливаешь, из чего этот мир состоял, и чем он был наполнен.

— А каково Ваше личностное отношение к такой политической фигуре, как Иван Грозный? — Наша история полна не самых гладких и благих эпизодов, и, конечно, Иван Грозный — олицетворение достаточно жесткой политики. В то время религиозность была одним из краеугольных камней, и, тем не менее, люди друг друга просто переламывали — это надо еще понять. Поэтому у меня нет однозначного отношения — или «не приемлю», или «это хорошо, это правильно». Я не могу говорить о нем в гипервосхищенном контексте, но и не буду делать из него монстра, что очень любят. Когда смотришь в вашем музее на архитектуру, на детали, вещи, понимаешь, что Иван Грозный был очень сложным человеком. И в наш век других скоростей и взглядов очень тяжело правильно понять то страшное время.

— Вы много гастролируете. А какая у Вас самая необычная сценическая площадка? — Вот сегодня очень необычная. Где бы еще я так выступил? Действительно, это место, имеющее «свое лицо» и свое имя, очень значимое место — поэтому, да, для меня это необычное место и выступление.

— Вы у нас в гостях накануне самого любимого праздника! Ваше новогоднее обращение? — Этот год был високосным, и слишком все было напряженно, тяжело. Если верить космогоническим теориям, в следующем году должно быть легче. Хочется пожелать всем в наступающем году избежать глобальных потрясений, научиться прощать друг друга, это все равно лучше, чем НЕ прощать. Хочется, чтобы у каждого нашлось дело по душе, и чтобы оно подарило ему открытие и себя, и мира. А самое главное — здоровья и душевных сил!

Эдуард Егоров, при участии пресс-службы музея-заповедника. Фото автора.

Источник: www.alexnews.info
© "Yodda" Новости регионов России, 2015. | e-mail: site@newsbomb.ru

Мнение редакции интернет сайта newsbomb.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях. Пользовательское соглашение
Яндекс цитирования